Ролан Гаррос. Что принесла частичная реновация стадиона и чего ждать после ее завершения?

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Наверное, после того, как новый директорат Ролан Гаррос начал реконструкцию стадиона, зрители, обладающие граунд-тикетами (дающими право прохода на корты со 2-го по 18), да и не только ими, стали большую часть времени проводить в очередях. Даже во время квалификационного турнира.

#Rg17 #rgonline такая очередь посмотреть матч квалификации

Публикация от Ukrainian Tennis Portal (@ukrainiantennisportal)

После того, как исчез с лица земли корт номер 7 (а вместе с ним и фитнес-центр и подземные корты), вмещавший фактически столько же зрителей, сколько и корты 2-3, а также снесены корт 9 и 11, к которым был относительно свободный доступ, попадание на трибуны матчей, чтобы увидеть хотя бы несколько геймов в исполнении любимых игроков стало очень тяжелой, почти непосильной задачей. Да, организаторы добавили зрительских мест на корте номер 14, но этого совершенно недостаточно, чтобы хотя бы немного разгрузить очереди. ВИП-зоны и рестораны не могут заменить людям того, ради чего они пришли на Ролан Гаррос  — тенниса.

#Rg17 #rgonline на месте корта номер 7 теперь ресторан

Публикация от Ukrainian Tennis Portal (@ukrainiantennisportal)

Грустный факт. Этот год станет последним для одного из центральных кортов — Первого. Он также станет жертвой реконструкции. О чем сейчас думают организаторы? Вероятно, о бизнесе. Когда смотришь, в каком месте будет расположен строящийся центральный корт и на ту узкую дорожку, которая будет к нему вести (а строят его довольно далеко от остальных кортов), то уже представляешь, что за столпотворение будет в этом узком проходе. Будет ли подземный проход для игроков, технического персонала, журналистов, или же им придется протискиваться сквозь толпу остается неизвестным.

С приходом Ги Форже на пост директора становится традицией каждый год на 80-85 процентов обновлять персонал. И теперь новичкам каждый раз  приходится узнавать все с нуля.По какому принципу подбираются люди, которые к началу турнира имеют очень слабое представление о том, где они будут работать три недели, мне неизвестно. Таким же вопросом задаются и многие игроки, о чем говорил и Сергей Стаховский.

Хуже становится и зрителям, потому что секьюрити плохо владеют информацией, где и что находится на стадионе. Кроме того, французский — почти всегда единственный язык, которым они владеют. Английский для начинающих — в лучшем случае. Впрочем, плохо или никак с английским у 80% персонала.  Один из секьюрити предложил мне выучить французский, если я не понимаю. Я владею тремя, четвертый понимаю, а как у Вас с этим, спросила я. На что ответить ему было нечего. Только французский!

Итак, неужели все так плохо, и нет позитивных изменений. Пожалуй, завершение строительства комплекса Жан Буан, где игроки проводят большинство тренировок. Для теннисистов — это безусловный плюс, а вот для зрителей — минус. Теперь у них намного меньше возможностей понаблюдать за тренировками кумиров.

Второй плюс: наконец-то организаторам пришло в голову разделить очереди владельцев билетов и владельцев аккредитаций (разного рода — от техперсонала и журналистов до гостей игроков). В каждой очереди вас по 4 раза обыскивают в целях безопасности, поэтому разделение потоков на узкой улочке, ведущей от станции метро Porte d’Auteuil к стадиону стало действительно хорошей идеей. Тем более нечто подобное существовало со стороны Molitor уже в прошлом году.

В один из дней возле Порта Молитор полиция искала бомбу по анонимному звонку. Всех людей, выбравших попадание на корты со стороны Молитор, пускали в обход. Это было, безусловно, оправдано. Терракты в Европе и, собственно, в Париже — стали, к сожалению, почти будничной реальностью. Как говорится, лучше перебдить.

Хотя с ходом турнира, секьюрити все менее тщательно обыскивают владельцев аккредитаций. Возможно, уже запомнили всех в лицо, но, повод ли это?

Ролан Гаррос всегда отличался дороговизной. Напомню, что зрители не могут покидать стадион, поскольку теряют право вернуться на его территорию. Поэтому для них большой проблемой становится питание в течение дня. В жаркую погоду мороженое разлетается как горячие пирожки, но в этом году монополия отдана Häagen-Dazs, и они продают мороженое процентов на 30-40 дороже, чем в городе. Собственно в городе цены тоже немалые.

Более дешевое мороженое, продававшееся в нескольких местах вокруг корта Сюзанн Ленглен, теперь недоступно зрителям.

Заметно, подорожала еда и напитки. Причем, не только для зрителей, но и для игроков и журналистов.

#Rg17 #rgonline menu for the tennis fans.what would you chose to eat during not day? 😉#tennis #tennislove

Публикация от Ukrainian Tennis Portal (@ukrainiantennisportal)

И маленькая деталь: организаторы не были готовы к жаркой погоде (о, сюрприз: неожиданно пришло лето!). В пресс-центре быстро заканчивалась вода и вскоре на холодильниках появилось объявление о том, что если вода закончилась — вы можете пойти к колонкам, расположенных возле таких-то кортов и попить оттуда. Но в самые жаркие дни возле колонок и фонтанчиков с водой выстраивались огромные очереди зрителей, которым тоже не хватало воды по 30-градусной жаре.

Ну и в конце о неизменном. Поезда метро на 10-й линии по-прежнему ходят реже, чем на любой другой ветке. с 9 до 10-30 забраться в битком набитый вагон метро задача не из легких. Но, что поделать, это TM 10-й линии.

Ролан Гаррос участвует в кампании по рекламе Парижа в соревновании на место проведение Олимпиады-2024. На стадионе планируется провести теннисный и боксерский турниры. Бокс, скажете вы. Но где? По-видимому, это место еще находится в стадии строительства.

Во что превратится Ролан Гаррос после полного завершения реконструкции нам еще предстоит узнать. Возможно, новые площади будут выглядеть более современно, но, безусловно, шарм стадиона с богатой историей будет отчасти утрачен.

Елена Кайдалова для Теннисного Портала Украины

Новости по теме

  • Kostiantyn Kheller

    Елена, какими языками Вы владеете?..)